Жизнь человека — самое ценное

Жизнь человека — самое ценное

В 2020-м году мы отметим важную памятную дату – 75-летие Великой Победы.
Самый главный праздник нашей страны, объединяющий многие поколения.
С каждым годом все меньше в строю главных героев, ковавших Победу. Потому так бесценно личное общение с ветеранами Великой Отечественной войны. В преддверии Года Памяти и Славы «Вестник» открывает новую рубрику.

Сегодня наш рассказ о жизни, боевом пути абинчанина НИКОЛАЯ СТЕПАНОВИЧА ГОНЧАРОВА.
В январе 2019 года ему исполнилось 95 лет. За плечами — долгая жизнь, наполненная болью и радостью, потерями и достижениями. Многое пережито. Что-то стирается из памяти, но воспоминания о далеких событиях Великой Отечественной войны не исчезнут из сердца никогда.

Началась война…

Весть о начале войны застала 17-летнего Николая в г.Прежевальске Киргизской ССР, где он жил с родителями.
— Был воскресный день. Мы с ребятами поехали на велосипедах к озеру Иссыкуль купаться, — вспоминает Николай Степанович. — И тут по радио передают срочное сообщение Молотова о том, что Германия без объявления войны напала на Советский Союз. Спокойную мирную жизнь нарушили за считанные минуты. На второй день жители массово шли записываться добровольцами на фронт. 10-классника Гончарова не взяли. Его призвали в армию лишь 3 июня 1943 года. Погрузили на пароход, затем уже на машинах доставили в город Фрунзе. Оттуда направили в военные лагеря под Ташкентом. Николай Гончаров попал в 17-ую гаубичную батарею, где ему присвоили звание ефрейтора. Здесь готовили к военной службе.
— В августе 43-го нас подняли по тревоге, сопроводили в Ташкент и погрузили в вагоны. Думаем, отправят в Тегеран, тогда наши части там тоже находились. Но, когда уже двигались в сторону Казахстана, поняли, что нас отправляют на фронт, — рассказывает Николай Степанович. – Привезли в Москву…Был сформирован 159-й зенитный полк. Меня назначили командиром орудия 4-й батареи. В подмосковных Филях почти год, до июня 44-го, охраняли большой авиационный завод от немецкой авиации. Дальше направили под Одессу, город Котовск, где зачислили во 2-й Гвардейский Николаевский корпус зенитного полка.
В августе 1944 года началась Ясско-Кишиневская стратегическая наступательная операция, которая позволила разгромить группировку немецких войск и открыть дальше дорогу Красной Армии.
— Передовые части ушли вперед. А наш Гвардейский Николаевский корпус шел вторым эшелоном. Почему вторым? Румыны, немцы разбегались, прятались и могли устраивать засады. Мы страховали. Наша батарея прикрывала 6-ю танковую бригаду. Дошли до города Кечкемет в Венгрии. И тут по нам «бах». Впереди идущие машины разбиты. Неподалеку лесная опушка. Взяли «коктейли Молотова» и идем туда. Смотрим: зарытая немецкая «самоходка», которая стреляла по нам. Немцев, которые там были, уничтожили. Вот с этих мест я вступил в бой и воевал до 12 мая 1945 года.
Приближаемся к Будапешту с южной стороны, не пересекая Дуная. Идут танки, мы за ними. Город в огнях, небольшой туман. Мы остановились… На рассвете немцы по нашим танкам открыли огонь. Мы отступили. Тогда понесли очень большие потери.
Вспоминает Николай Степанович ещё такой момент, когда ночью соорудили понтонные мосты и через Дунай недалеко от Будапешта прошли незамеченными для немецкой авиации сначала советские танки, а потом их полк.

Спасли из-под земли

У озера Балатон, в километрах ста от Будапешта, немцы прорвались. В марте было «Балатонское сражение».
«Мы в окопах, вырыли глубокие, метра на полтора. И тут немецкие самолеты как налетели. Прыгнули в окоп вместе с сослуживцем, заряжающим Корбангуловым. Нас сверху бруствером засыпало. «Ну вот, — подумал, Николай Степанович, — навоевался». А земля все давит, ниже и ниже. Спасло то, что ударили наши танки и отогнали немцев. Под землей были минут 15. Когда откопали, мы ничего не видим, не слышим. Говорят: «В санбат». Но постепенно стало возвращаться зрение, слух. Я никуда не ездил, так контузия у меня нигде не значится».

Дорога Победы

— Наши войска взяли Вену, потом чехословацкий Борно. Последовала команда: «Вперед, на Прагу!» 9 мая в 5 часов утра мы влетели в Прагу. Тут и узнали, что подписан акт о капитуляции Германии. Кругом кричали: «Наздар!», что значит «Да здравствует!». После окончания войны попал в Румынию, оттуда демобилизовался в 1947 году.

Мирная жизнь

После войны закончил вечернюю школу, так как документы об окончании средней школы были потеряны. В 1948 году Николай Гончаров поступил в Московский институт пищевой промышленности. Через год его вызвали в райком и предложили поступить в Московскую специальную юридическую школу, мотивируя тем, что стране нужны юристы, прокуроры. Николай Степанович окончил её. С 1951 года и до 1987 работал судьей, в основном председателем суда. Даже выйдя на пенсию, занимался профессиональной деятельностью до 2004 года. Его поддержка и опора в жизни — супруга Анна Максимовна, с которой вместе уже 50 лет. Воспитали двоих дочерей, четверых внуков. Один из внуков пошел по стопам дедушки – работает адвокатом.
В Абинске семья Гончаровых живет с 1970 года. В квартире хранится огромная библиотека — порядка 2,5 тысяч книг. «Это моя жизнь», — говорит Николай Степанович. Хотя признается, что предпочитает реалистичные сюжеты в произведениях. В них многое взято из жизни – от лишений и страданий до радости Победы. «Жизнь человека и есть самое ценное», — считает Николай Гончаров. И с этим трудно поспорить. Если только на миг представить, какой ценой она, та самая простая человеческая жизнь, досталась старшему поколению.
Мы от всей души желаем Николаю Степановичу здоровья и бодрых лет жизни. Спасибо вам, дорогие ветераны Великой Отечественной войны, за нашу жизнь!

 

Просмотров: 19