22 июня 1941 года…

Это страшная дата в истории советского народа. В День памяти и скорби ежегодно мы зажигаем
свечи, чтобы почтить память о всех погибших в годы Великой Отечественной войны. К счастью,
современная молодежь и подростки знают о боях в основном из учебников и фильмов.
Воспоминаниями из первых уст с «ВЕСТНИКОМ» поделились свидетели тех страшных событий.

Наталья Анифантьевна Федоренко

– Я знаю эту войну не по книгам. Мы, дети войны, жили по ее законам. У нас практически и детства то не было, – делится Наталья Анифантьевна.
Ее отец, участник финской войны, вернулся с фронта в 1940 году. Наташе был шестой год. Первый послевоенный сенокос. Отец работал в поле. Обернулся, увидев всадника, размахивающего какой-то бумажкой. Холод прошел по спине в предчувствии недобрых вестей. Не останавливая коня, незнакомец произнес одно лишь слово: «Война!». Это было 22 июня 1941 года. В этот день маме Натальи Анифантьевны исполнилось 25 лет. А под утро отцу принесли повестку. В составе первого призыва он отправился на фронт. На площади собрались и стар и млад провожать своих отцов и сыновей. Стоял страшный крик, женщины рыдали навзрыд. Чтобы как-то утихомирить обезумевшую от горя толпу какой-то военный выпустил автоматную очередь в воздух.
– Я впервые услышала звук автомата. Сразу же воцарилась тишина. А мама моя лежала без чувств, она упала в обморок. Этот день я запомнила на всю жизнь, – рассказывает Наталья Федоренко. – Проводили папу, а через месяц родился братик Миша. Нянчить его помогали я, семилетняя девчонка, и сестра Галя, которой едва исполнилось 3 года. Мама ослепла, я была ее поводырем. Водила в больницу на процедуры за три с половиной километра. Немного прозрев, мама добровольно отправилась помогать рыть окопы.
В семь лет Наташа в первый класс не пошла. На тот момент хутор оккупировали фашисты, на первом этаже школы устроили конюшню, на втором – госпиталь, а во дворе учебного учреждения хоронили немецких солдат. Все годы войны семья ждала возвращения отца с фронта, хотя было известие что он пропал без вести. Но в свой день рождения, 31 декабря 1945, года он постучал в окно родного дома, подарив родным своим возвращением самые незабываемый подарок и веру в чудо.

Анатолий Михайлович Сухих

Весть о начале войны с фашистской Германией встретил 17-летним студентом горного техникума г. Кемерово. Страшное сообщение он услышал во второй половине дня 22 июня. В то время он с другими студентами третьего курса готовились к практике. Первое известие о начале войны молодые люди восприняли не очень трагически. Налетов вражеской авиации в Сибири не было, но была убежденность, что в случае нападения на СССР боевые действия будут перенесены на территорию противника и враг будет разбит двойным ударом.
– Помню, два парня-студента на спортивной площадке мерялись силами в боксерском поединке, а мы из окон кричали им, подшучивая: «Поберегите силы для войны с Германией», – рассказывает Анатолий Михайлович.
Однако вскоре молодые люди начали осознавать реальный размах и трагизм происходящего. Буквально через неделю в студенческой столовой из рациона пропал хлеб. В первых рядах на фронт отправился преподаватель техникума по черчению. А через несколько дней студенты узнали, что их педагог погиб.
Эшелоны с шахтерами отправлялись из Кемеровской области на передовую. А вместо них в шахты спускались студенты, заключенные, все, кто не ушел на фронт. Добычу угля нельзя было останавливать ни на один день. Рядом с советскими гражданами трудились иммигранты-поляки, которые рассказывали о том, как их страну немцы завоевали в короткий срок. На тот момент уже все понимали: война – это не шутки. Враг хорошо вооружен и подготовлен.
Попав на фронт, Анатолий Михайлович обеспечивал связь между батальом и командованием. В одном из боев под Харьковом кабель был повреждён снарядом. Ползком солдат направился, чтобы устранить порыв. Еще один боец, направлявшийся с противоположной стороны, чтобы выполнить эту же задачу, не успев вскрикнуть, был сражен разрывной пулей. Анатолий Сухих укрылся за брошенным посреди поля танком. Однако осколки свинца достали его и там. Солдат получил ранение в глаз и в поясницу. Превозмогая боль, он дополз и соединил кабель, тем самым выполнив боевую задачу. Его отвага была оценена по достоинству. В этот же день, после того как товарищ вытащил его с поля боя, командир подписал наградной лист. Но волею судьбы заслуженнуюмедаль «За отвагу» Анатолий Михайлович получил всего несколько лет назад. После ранения Анатолий Михайлович долгое время лечился в госпитале, потом продолжил службу в тылу. После Победы много лет преподавал в школе. Он не только ветеран Великой Отечественной войны, но и труда. А весной этого года ему, как и другим ветеранам и инвалидам ВОВ, живущим в муниципалитете, присвоено звание «Почетный гражданин Абинского района».
Своим долгом ветеран считает сохранить память и о героическом брате Василии, который в 18 лет отправился на фронт и погиб, защищая Москву. Официально он до сих пор считается без вести пропавшим. Но после войны его однополчанин рассказал, что во время боя под советской столицей Василий Анатольевич Сухих был ранен в живот, от кровопотери потерял сознание. Бойцы сколько могли тянули его с собой с поля, однако, потеряв силы, оставили его у реки под мостом. Больше никаких известий о Василии семья не получала, но память о ним жива в их сердцах, ведь он один из тех, кто сдержал натиск врага и не дал немцам захватить Москву.

Нина Петровна Лузан

Отец Нины в июне 1941 года служил в рядах Красной Армии на территории Белоруссии. В конце первого летнего месяца семья получила от него скупое сообщение: «Сюда больше писем не пишите. Началась война». Маленькая Нина не могла понять, почему все плачут: и мама, и соседи… А спустя некоторое время их родной хутор в Крымском районе оккупировали немцы.
– Фашисты забрали все, что у нас было: продукты питания, домашний скот и птицу. А через две недели нас из дома выдворили и погнали, – вспоминает Нина Петровна. – Первый раз нам удалось убежать, какое-то время с семьей прятались в соседнем хуторе. Но немцы нас нашли и погнали вновь. Пешком мы дошли до Керченской переправы.
Будучи еще ребенком, получила три ранения. Во время налета авиации просто ложились на землю, а потом поднимались, и фашисты их гнали дальше. Об отдыхе и нормальной еде могли только мечтать, – говорит Нина Петровна. – Часто даже попить было нечего. А когда меня ранило, какая-то женщина сняла с себя платок и перевязала меня, чтобы кровь остановить. Как мы выжили в то время, даже не знаю.
Отец Нины умер от ранений в госпитале. Ее сестре на момент начала войны было всего 2 года. Однако воспоминания о тех страшных событиях у нее остались неизгладимые.

Лидия Петровна Тахтаулова

– Помню дорогу по лесу, как нас немцы гнали. Потом всех собрали в большом деревянном сарае и подожгли. Но нас спас дедушка какой-то. Помог всем выбраться из горящего здания и наказал бежать к реке. Бежали через кладбище, а тут самолеты налетели. Я упала на землю и лежу. Вот такие страшные воспоминания у нас, детей войны. Как вспоминаем, так и плачем. Война – это такой ужас, который словами не описать, – говорит Лидия Петровна.
В конце 1945 года сестры с родными вернулись домой. С ними в поезде возвращались солдаты. В каждом населенном пункте освободителей встречали с цветами, песнями и почестями. Приехав в родной хутор, увидели одни руины, оставшиеся от их дома.

Галина Артемьевна Горбушина

Семья Горбушиных жила в деревне в Удмуртской ССР. В первые же дни войны отца призвали на фронт. Семья осталась без кормильца. Несмотря на то, что дети с юного возраста помогали, работали дома и в поле, жили впроголодь.
– Мне приходилось даже побираться. Брала с собой брата или сестру и шла по домам, просила покушать, давали кто что мог. Продали корову за мешок муки, чтобы хоть как-то прокормиться, – вспоминает Галина Артемьевна со слезами на глазах. – Мама отрежет кусочек хлеба – и это тебе на весь день. Хочешь, сразу ешь целиком, хочешь, по маленьким кусочкам. А мы его смоктали, чтобы растянуть удовольствие подольше.
В школу ходили пешком за несколько километров туда и обратно. Отец пропал на фронте без вести. Чуть повзрослев, Галина отправилась работать в колхоз, помогала боронить землю и вручную сеять пшеницу, хотя саму едва было видно из-за плуга. Приписав себе несколько лет, девушка устроилась работать на сплав. Много испытаний выпало на судьбу Галины Артемьевны, но ее всегда выручали неунывающий, веселый нрав и позитивный настрой, которые она пронесла через все годы. Сейчас окружена любовью и заботой близких, детей, внуков, правнуков, как и другие герои нашей статьи.
Пообщавшись с ними, еще раз убеждаешься, что у каждого, пережившего годы Великой Отечественной войны, была своя история, которая слилась с историей страны. Мысленно спрашиваешь себя: «А смогли бы мы выдержать всё то, что выпало на их долю?!» Вопрос риторический. Однозначно одно: мы обязаны помнить и чтить всех, кто отстоял нашу Родину и восстановил ее из руин.

Автор: webdev